Стоять на месте

0
122
Стоять на месте

В Москве прошел съезд Единой России. Ничего необычного — все было предсказуемо натужно-уныло, как и натянутые бодрые комментарии СМИ. Параллельно, кстати, прошло интервью Медведева — ровно такое же, просто ни о чем, смесь прямого вранья с благоглупостями. И тоже — вялая реакция даже откровенного официоза.

Единая Россия себя, безусловно, исчерпала. Если вспомнить, с чего вообще она начиналась, то решение о ее создании было, скорее, пожарным: Путин строил «вертикаль», поэтому две буржуазно-демократические партии «Единство» и «Отечество — вся Россия» было решено принудительно слить в единую партию власти. Бандиты, захватив власть, не собирались допускать даже декоративной буржуазно-парламентской демократии, которая неизбежно возникала при двухпартийной системе. В строящемся Мафия стейт парламент, как место для дискуссий, был избыточной опцией. Здесь всё просто — прошел сходняк паханов, они все по понятиям разрулили, всем остальным «стоять на месте, на месте стоять, иначе рискуешь ничё не понять». Зачем нам ваша эта демократия, нужен механизм передачи руководящих указаний, и только.

Проблема в том, что в авторитарном государстве государственная партия — она совсем про другое. Она — механизм кадрового отбора и контроля. А для работы такого механизма требуется какая-никакая, но государственная идеология, необязательно формализованная в каком-нибудь кодексе строителя коммунизма. Идеология может носить и недокументированный характер, хотя для этого нужны традиции, как свод неформальных норм и правил. Понятно, что ничего этого в наличии не было и появиться не могло, а потому ЕР стала пятой ногой в общегосударственном механизме: для чего она — непонятно, выбросить жалко. Соответственно, как любая бесхозная структура, ЕР постоянно выдумывала себе функционал, который постоянно ломался. Припомнить, чем вообще занимается Единая Россия, наверное, не получится.

Бесполезность ЕР стала видна уже давно, и что с ней в итоге станет, ни для кого секретом не являлось. Не зря Путин так и не рискнул связывать свое имя с заведомо убыточным проектом, хотя для статуса и сбросил на руководство самое бесполезное из того, что у него есть под рукой — премьера Медведева. Единую Россию готовили на заклание, поэтому параллельно ей создали Общероссийский народный фронт — тоже, в общем-то, безнадёжное учреждение, но хотя бы без единороссовского бэкграунда.

Провал на нынешних выборах и постоянное падение результатов на предыдущих ставят ребром вопрос — что делать с этой мертвой изначально структурой? И когда? Нужна сакральная жертва, на которую сбросят хотя бы часть негатива. Но тут есть нюанс.

Путин явно пытается сформулировать проект «трансферта», суть которого проста, как и любая узурпация власти — вцепиться в неё и сидеть так до смерти. Проблема любого трансферта — в переходном периоде. В нашей недавней истории руководство страны дважды пыталось осуществить такой трансферт проектно и с системным к нему подходом. И дважды — провально. Первый раз об идее переформирования структуры власти и управления задумался Сталин, когда в открытую стал громить партию, перенося центр тяжести принятия решений от партийных в советские органы. Тогда это закончилось убийством вождя, а трансферт был зарублен на корню еще до его запуска. Второй раз это же попытался предпринять Горбачёв, который сформулировал задачи на 19 партконференции в 88 году, затем запустил процесс передачи полномочий из рук КПСС Советам. Чем кончилось — известно. Трансферт не был структурно обеспечен на переходном этапе, управляемость страной полетела к чертям, она сломалась на переходе.

То, что намерен сделать Путин, существенно меньше по своему масштабу и задачам — ему всего-то нужно переформатировать президентскую вертикаль. Как — вопрос отдельный. Тем не менее, переход от нынешней структуры управления к другой точно так же будет непростым — все сегодняшние балансы в российской воровской элите заточены на существующую структуру управления. Ее переформатирование приведет к слому балансов и новым конфигурациям, где обязательно кто-то выиграет, а кто-то проиграет. Как правило, проигравших всегда больше, чем победителей.

Мало того — в ходе таких процессов всегда всплывают маргиналы, у которых сегодня нет ни единого шанса, но в процессе перехода такой шанс у них появляется. Кстати, нынешнее ворье из подворотен, которое сегодня называет себя российской элитой — это как раз те самые маргиналы, которым распад Советского Союза дал шанс. В СССР какой-то третьеразрядный завклубом, работа которого заключалась в общении со стукачами и их доносами, никогда и ни при каких обстоятельствах не поднялся бы выше зама районного отдела КГБ — это был потолок его карьеры. Такое — в президенты? Даже не смешно. Но вот так случилось, что в зазор, который появился в процессе распада СССР, хлынуло разнообразное отребье, не имевшее перспектив в нормальной системе, оно же сегодня и есть наша «элита». Новые дворяне из дворни.

Риск переходного периода неизбежен, а потому справиться с ним возможно, только если на переходе будет создана структура (лучше несколько, но здесь есть свои проблемы), которая будет его обеспечивать, не давая всей системе пойти в разнос. Кто это будет — пока неизвестно, все путинские структуры насквозь коррумпированы, а потому опасны.Но выбирать кого-то и назначать его главным на этапе переходного периода придется, иначе все теряет смысл.

По всей видимости, именно поэтому пока Единую Россию при всем ее ужасающем состоянии не списывают в утиль, хотя решение явно напрашивается. Ее, безусловно, выбросят на помойку, но не сейчас. Слишком рано списывать этого зомби, он еще немножко послужит паханам.

  Комментарии